Мы все еще в ответе за тех… (подлинная история Максимилиана)

Мы все еще в ответе за тех... (подлинная история Максимилиана)

Я не люблю грустные истории. Ни читать, ни писать. Поэтому рассказы «Про Кота» написала со всем возможным юмором, на который способна. Насколько они получились действительно смешными, судить, конечно, не мне. Но назвать их «даже не забавными» точно сложно.

В то же время реальная история кота Максимилиана далека от легкости и беззаботности, хотя и этого в ней предостаточно.

К написанию данной заметки побудило меня очередное болезненное событие в жизни серого проказника. Болезненное в прямом смысле этого слова, поэтому не стоит рассматривать данную статью исключительно как литературный очерк. Не претендуя на всезнание, я попробую дать ниже несколько советов тем владельцам кошек, кому так или иначе придется столкнуться с ветеринарией.

Кот не мой, материал публикуется с разрешения хозяев.

Испытание первое: новый дом

Прототип главного героя появился на свет в обычной квартире обычных заводчиков породистых кошек. По праву рождения он получил отличную родословную. Внешность Масика тоже оказалась на высоте, так что хозяева вполне логично решили получить немного денег за продажу этого котенка.

Мы все еще в ответе за тех... (подлинная история Максимилиана)

В три месяца малыша отняли от мамы и привезли в стеклянную клетку самого обычного зоомагазина. Все причастные к продаже лица сходились во мнение, что игривого, симпатичного котенка очень скоро заберут к себе новые хозяева. Но не тут-то было.

То ли звезды не сошлись вовсе, то ли сошлись как-то не так, но день шел за днем, а интерес у посетителей магазина к хорошенькому полосатому котенку возникал чисто зрительский. Люди толпами стояли у стеклянной клетки и улыбались его проделкам. Однако покупать Масика никто не спешил.

К четырем месяцам серый проказник подрос и переменился настолько, что перестал интересовать прохожих. Он больше не был маленьким забавным комочком, да и людей, которые глазели на него целыми днями стал побаиваться. Шансы его найти новый дом таяли с каждой минутой.

Впрочем, Максимилиану повезло. Тем, кто впоследствии стал его хозяевами, отчего-то хотелось взять в дом котенка-мальчика именно с такой внешностью, как у кошек в рекламе Whiskas. А на тот момент в зоомагазинах города продавался лишь один такой котенок.

Мы все еще в ответе за тех... (подлинная история Максимилиана)

В новом доме Максимилиан осваивался долго. Первые несколько часов котенок провел на сливной трубе унитаза: достать его оттуда не представлялось возможным. Там же, на сливной трубе, прятался котенок и от каждого незнакомого члена семьи или зашедшего познакомиться с ним гостя.

Испытание второе: кастрация

Когда Максимилиану исполнилось девять месяцев, его кастрировали.

Животное приобреталось хозяевами исключительно для того, чтобы быть домашним любимчиком в городской квартире (ну, и немного на даче в летнее время). Разведением котят никто заниматься не планировал. Как не планировалось в дальнейшем переселяться на ПМЖ в сельскую местность. Поэтому для безопасности мебели, спокойствия кота и хозяев, приняли решение сделать упомянутую операцию.

К выбору клиники подошли со всей возможной тщательностью. Отбор выполнялся по следующим принципам:

  • Насколько клиника вызывает доверие: давно работает, сколько и каких услуг оказывает, сколько и каких врачей в клинике работает, какая база для проведения операции есть;
  • Насколько клиника близко расположена к дому, чтобы не пришлось везти через полгорода животное после операции;
  • Стоимость операции.

В итоге была выбрана государственная районная станция по лечению болезней животных. Операцию проводил молодой, но внушающий доверие хирург. По окончании процедуры, он рассказал, как ухаживать за Масиком, чем кормить/поить. Ну, и о том, как скоро и каким образом кот будет отходить от наркоза врач тоже рассказал, потому что держать животное в клинике в течение всего периода «отходняка» не планировалось.

Собственно, именно нарушение процесса отхода от наркоза и стало первым звоночком, сообщившим, что что-то идет не так. Вместо положенных нескольких часов забвения, Максимилиан открыл глаза и попытался встать на ноги уже через несколько минут по приезду домой.

Лапы кота не слушались. Пить он категорически отказывался. Передвигался короткими перебежками, между которыми долго лежал и очень тяжело дышал.

Хозяйка наблюдала за Масиком весь вечер и всю ночь. Она надеялась, что к утру ему станет лучше. И немного лучше стало, во всяком случае Масик выразил желание попить воды и вздремнуть. Облегченно выдохнув, «мама» легла спать.

Поздним утром следующего дня кот чувствовал себя слабым, но вполне здоровым, чтобы передвигаться самостоятельно и не делать остановок при движении из комнаты на кухню и обратно. Видя, что их присутствие не слишком требуется, хозяева решили съездить в магазин.

Вернулись «мама» с «папой» во второй половине дня. Масик не вышел встречать их в коридор, как делал обычно. Убедившись, что кот лежит на подоконнике, тяжело дышит, но в целом выглядит не хуже, чем можно было ожидать, хозяева занялись своими делами.

Лишь через час или около того хозяйка повнимательнее пригляделась к коту и прислушалась к его дыханию. Оно было не просто тяжелым, что можно было списать на последствия операции и общую слабость. Максимилиан дышал шумно, с хрипами, через рот. Каждый вдох давался ему невероятно тяжело.

Было принято единственно возможное решение: везти кота в клинику на осмотр.

А потом вновь был нервный вечер, бессонная ночь, долгие безрезультатные попытки найти круглосуточную аптеку, в которой продавались бы инсулиновые шприцы, частые уколы и ледяные компрессы на грудную клетку. Оказалось, что Максимилиану не подошел наркоз, под которым была проведена кастрация и начался отек легких. Подозревали даже проблемы с сердцем, но позднее этот диагноз не подтвердился.

Утром был еще один осмотр. Врач честно признался, что в их клинике кота не спасут, потому что нужны капельницы и круглосуточное наблюдение — услуги, которые они не оказывают. Обнадеживало только то, что раз Масик пережил минувшую ночь, шансы его спасти достаточно высокие.

В стационаре Максимилиан провел несколько суток. «Мама» каждый день после работы ездила навещать его. Конечно, радовалась коротким встречам. А потом приезжала домой и плакала вечерами.

После выписки у кота в лапе еще некоторое время стоял катетер. На всякий случай. Впрочем, животное, оказалось, настолько привыкло к нему, что даже не пыталось сорвать бинт.

Мы все еще в ответе за тех... (подлинная история Максимилиана)

Винить в произошедшем ни я, ни хозяева кота никого не хотят. Произошедшее —  это как раз тот случай, когда все просто очень неудачно сложилось. Ведь никто не мог предугадать подобную реакцию организма кота на наркоз. А говорить, что не надо было вообще кастрировать животное и вовсе глупо: не имея возможности удовлетворять свои естественные потребности, Масик замучился бы сам и замучил бы всех домашних своими криками, метками и обдиранием мебели.

Впрочем, несмотря на то, что «все просто так сложилось» кое-какие уроки на будущее следует извлечь из произошедшего.

Во-первых, дома всегда следует держать небольшой запас инсулиновых шприцов (тех, что с тонкими иглами). Почему-то найти их оказалось гораздо сложнее, чем лекарства, которые нужно было колоть с их помощью.

Во-вторых, при проведении любой операции важно обговорить с врачом все, что будет происходить с животным до, во время и после вмешательства. Малейшее отклонение от ожидаемого должно служить сигналом к тому, чтобы хотя бы позвонить в клинику или врачу и узнать, стоит ли разводить панику дальше.

В-третьих, после операции хозяин как никогда нужен питомцу. Не стоит скупиться:, лучше потратить рабочий день на излишнюю опеку, чем ругать себя потом за невнимательность и тосковать по своему любимцу.

В-четвертых, стоит почаще вспоминать слова Лиса из сказки «Маленький принц»: «Ты всегда будешь в ответе за тех, кого приручил». Ни один врач, ни один работник клиники не будет беспокоиться о вашем любимце больше вас. Никому кроме вас (как выяснилось позднее) не будет важно сохранить все медицинские подробности проведенной операции. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что тот самый хирург, который кастрировал Масика, все же перезвонил через некоторое время и спросил, как поживает пациент.

Ну, и в-пятых, никогда не нужно сдаваться. Если вам советуют клинику, где могут попытаться спасти вашего питомца, стоит обратиться туда. В конечном счете, ничего большего, чем ваш любимец вы потерять не сможете в сложившихся обстоятельствах.

Испытание третье: лечение зубов

Окончательно оправившись от операции и ее последствий, Максимилиан стал постоянным посетителем той самой клиники, где его спасли. Каждый год его возили туда на прививки и плановые осмотры. К счастью, здоровье кота опасений не вызывало: последствий после перенесенного врачи не выявляли.

И вот спустя шесть лет на очередном осмотре перед прививкой врач сообщил хозяевам, что у Максимилиана проблемы с зубами: камни, три зуба обломаны и требуют удаления под общим наркозом. Масика записали на прием к стоматологу.

Мы все еще в ответе за тех... (подлинная история Максимилиана)

Конечно, в свете произошедшего ранее, больше всего опасений вызывали не обломанные зубы с необходимостью их удаления и не красные воспаленные десны, а слова про общий наркоз. Хозяев, разумеется, успокоили, что шесть лет назад применялся совсем другой вид наркоза и Масику ничего не угрожает. Но все же следовало выяснить, какой именно наркоз вызвал тот отек легких. И начались поиски документов.

«Мама» попыталась найти упоминание об анестезии в документах, которые были на руках. Имелось все: снимки, кардиограммы, выписки, рецепты, счета. Все, что угодно, кроме того, что нужно. Нигде не было упоминания препарата.
«Папа» вновь связался с врачами клиники, где планировалось удаление зубов. Вновь озвучил свои опасения. Вновь услышал успокаивающий ответ.

В конце концов, полагаясь на свои представления о том, как все должно быть, в интернете нашли телефон станции по борьбе с болезнями животных и связались с регистратурой. Хозяева полагали, что шесть лет – совсем небольшой срок и карта с информацией о кастрации и всем произошедшем после, все еще должна быть под рукой у врачей.

И вот тут я хочу напомнить четвертый пункт выводов из предыдущей части: никому кроме хозяев не важно, что происходило с животным! Карты в архиве государственной станции по борьбе с болезнями животных хранятся не более (не более!) пяти лет. После чего уничтожаются, так что концов не сыскать.

Впрочем, нужна-то ведь была не карта, а просто информация о том, какой препарат при кастрации мог использоваться шесть лет назад. Но и на этот вопрос в регистратуре ответить на смогли. С тех пор поменялись и препараты, и врачи, и вообще выбор анестезии зависел от самого хирурга и результатов осмотра животного перед операцией.

Пришлось принимать решение об операции Максимилиана на свой страх и риск.

С вечера кота перестали кормить. Кажется, он заподозрил неладное. Утром привезли в клинику, где Максимилиану предстояло провести весь день. Кот сильно нервничал, активно линял, сидел в переноске, забившись к дальней стенке.

Персонал клиники обещал, что хозяевам позвонят сразу после операции и чуть позже, когда кот отойдет от наркоза. И, разумеется, за состоянием пациента будут постоянно наблюдать.

Нервный день, долгие часы ожидания, вздрагивание от каждого звонка. И, наконец, долгожданное сообщение. Серый проказник чувствует себя хорошо, операция прошла успешно, удалили все три проблемных зуба. Вечером пациент уже был дома и привычно посиживал на кухне возле своих плошек, ожидая кормления.

Мы все еще в ответе за тех... (подлинная история Максимилиана)

На самом деле, хороший аппетит — это, пожалуй, самое удивительное, чего только можно было ожидать после операции по удалению зубов. Кот совсем не понимал, почему ему не дают есть, почему не дают сухого корма и почему делают какие-то уколы и впихивают непонятные таблетки в пасть.

Никакой вялости у животного не осталось уже к утру. Он достаточно шустро передвигался по квартире, хотя запрыгивать на высокие полки побаивался: лапы все еще плоховато его слушались. Воду пил активно. Часто облизывался.

Через неделю после планового осмотра коту разрешили давать сухой корм. И вновь удивляет тот факт, что отсутствие трех зубов и все еще не до конца зажившие десны ничуть не помешали зверю насладиться лакомством! Наверное, не просто так пишут в интернете, что кошкам из всех зубов необходимы лишь клыки (хотя личный опыт подсказывает, что и без них кошки отлично живут).

Ну, а через месяц после второй в его жизни операции под общим наркозом счастливый Максимилиан впервые после долгой зимы поехал на любимую дачу.

Мы все еще в ответе за тех... (подлинная история Максимилиана)

Спасибо за внимание! Здоровья вам и вашим питомцам!


Если вам понравилась данная статья, не забудьте подписаться на обновления блога и поделиться ссылкой с друзьями:

При копировании материалов сайта активная индексируемая ссылка на pisateltanya.ru обязательна.


Запись опубликована в рубрике Мои произведения с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что вы не робот *